Домой Мировые новости Зеленский и Путин встречаются первый раз. О чем они могут договориться, а о чем — точно нет

Зеленский и Путин встречаются первый раз. О чем они могут договориться, а о чем — точно нет

0
Зеленский и Путин встречаются первый раз. О чем они могут договориться, а о чем — точно нет

В Париже начинаются переговоры в «нормандском формате» с участием Владимира Зеленского, Владимира Путина, Ангелы Меркель и Эммануэля Макрона. Это первая встреча лидеров Украины, России, Германии и Франции с 2016 года — и первая личная беседа Путина с Зеленским.

Прямая трансляция по ссылке:

https://www.youtube.com/watch?v=xWZErtxIMoM

Возобновление таких консультаций было одним из пунктов предвыборной программы нового президента Украины, работа над организацией переговоров шла несколько месяцев, и они стали возможны после того, как украинские власти согласились принять «формулу Штайнмайера», Россия и Украина совершили обмен пленными, а украинские войска и силы самопровозглашенных ДНР и ЛНР отошли от нескольких населенных пунктов на линии фронта. «Медуза» разбиралась в том, каких результатов стоит ждать от встречи Путина и Зеленского и зачем она вообще нужна, если ее итоги, вероятно, будут довольно скромными.

Политическое урегулирование в Донбассе

Чего хочет Зеленский. Главным вопросом переговоров станет политическое будущее территорий самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Как заявил министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко, некоторые элементы Минских соглашений «надо адаптировать хотя бы потому, что все хронологические сроки уже пропущены». Действительно, в качестве ключевого временного пункта там назван конец 2015 года, когда уже должны были пройти и выборы в Донбассе, и вывод оттуда иностранных и незаконных вооруженных формирований, и украинская конституционная реформа. Ничего из этого не произошло до сих пор, но власти Украины, очевидно, понимают под адаптацией не только техническое смещение названных сроков, но и изменение порядка реализации оговоренных в соглашениях мер. Хотя Украина, по решению Владимира Зеленского, приняла «формулу Штайнмайера», которая, по сути, предполагает сначала проведение выборов, а потом все остальное, он и его сотрудники по-прежнему настаивают, чтобы голосование прошло только после полной демилитаризации региона. Как отмечают украинские эксперты, в этом отношении позиция нынешнего президента Украины на самом деле мало отличается от взглядов его предшественника Петра Порошенко, которому он себя противопоставляет.

Чего хочет Путин. Позиция России не изменилась за последние годы: Минские соглашения должны быть выполнены в точности и в том порядке, в котором все было там прописано, а украинские власти должны еще и вести прямые переговоры с представителями ЛНР и ДНР, тем самым фактически признав их легитимность. По данным источников «Коммерсанта», Россия также хочет законодательно запретить преследование вооруженных сепаратистов из ДНР и ЛНР.

Смогут ли они договориться. Поскольку позиция обеих сторон мало изменилась по сравнению с последней встречей «нормандской четверки», какого-то прорыва в этом направлении ждать не стоит. Западные эксперты настаивают на том, что жители ДНР и ЛНР, согласно последним социологическим исследованиям, хотели бы остаться с Украиной в одном государстве, но совершенно не очевидно, что Россия и поддерживаемые ею сепаратисты захотят учитывать эти данные.

Минские соглашения также предусматривают проведение конституционной реформы на Украине, и официальный Киев заявляет, что готов на нее. Но речь идет лишь о «дополнительных полномочиях» для территорий нынешних «народных республик», что тоже вряд ли устроит Москву. В свою очередь, всеобщая амнистия для сепаратистов вряд ли устроит Зеленского и его команду.

Единственное, о чем здесь, скорее всего, удастся договориться — это о продлении закона об «особом статусе» Донбасса, принятом еще при Порошенко. Но вряд ли даже это можно будет назвать победой Зеленского, который ранее обещал принять новую редакцию закона (от этого его, к слову, предостерегали лидеры ДНР и ЛНР). Правда, президент Украины заявил также, что внесет обновленную версию закона после переговоров с Путиным.

Прекращение огня и отвод войск

Чего хочет Зеленский. Прекращение огня — самый очевидный пункт, о котором легче всего договориться, но сложнее всего реализовать, учитывая, сколько раз аналогичные договоренности достигались, а потом не соблюдались. Украинские власти говорят, что для достижения этой цели (а также в рамках Минских соглашений) они хотели бы отвода всех войск на расстояние два километра от всей линии фронта протяженностью около 400 километров. Уход украинской армии из нескольких населенных пунктов осенью 2019 года стал одним из этих условий, благодаря соблюдению которых Москва согласилась на проведение встречи в «нормандском формате».

Чего хочет Путин. Российские власти, а также представители ДНР и ЛНР не комментировали идею всеобъемлющего отвода войск, но, учитывая, что она указана в Минских соглашениях, вряд ли Путин будет возражать, по крайней мере, на словах.

Смогут ли они договориться. Договориться и о прекращении огня, и об отводе войск несложно. Сложнее будет добиться этого: осенью Зеленскому пришлось самому выезжать на линию разграничения и убеждать украинских добровольцев выполнять его приказы. Если речь зайдет о всей 400-километровой линии, то может еще больше увеличиться количество недовольных вооруженных людей — а значит, и количество проблем у президента Украины в связи со взятыми им на себя обязательствами.

Контроль над российско-украинской границей

Чего хочет Зеленский. Согласно Минским соглашениям, Украина должна вернуть себе контроль над границей с Россией после проведения местных выборов в Донбассе, а полностью — по окончании конституционной реформы. Киев хотел бы ускорить этот процесс, поскольку через границу Россия может и дальше оказывать любую, прежде всего военную, помощь властям самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Незадолго до переговоров секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Андрей Данилов заявил, что Украина хочет сделать все в обратном порядке — сначала вернуть контроль над границей и только потом провести выборы. Зеленский, в свою очередь, рассказал, что у него есть альтернативный Минским соглашениям план возвращения границы под контроль, но отказался говорить конкретнее. По данным источников РБК, речь может идти о том, чтобы установить международный контроль над границей, например, со стороны ОБСЕ. Позже стало известно, что Зеленский хочет, чтобы границу патрулировала «муниципальная полиция», в которую бы входили украинские военные, представители ОБСЕ, а также «не стрелявшие» бойцы ЛНР и ДНР.

Чего хочет Путин. Российская сторона настаивает на последовательном выполнении Минских соглашений, а значит, не рассматривает вариант, при котором военные формирования ДНР и ЛНР уйдут с границы до выборов. Идея ввода международных наблюдателей на границу уже выдвигалась в 2017 году, и тогда пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков говорил, что «это не избавит жителей Донбасса от смертельной угрозы», поскольку дальше «могут последовать и вооруженные силы Украины и не только они, но и отряды экстремистов, хорошо известные своими бесчеловечными действиями». Пока ничто не говорит о том, что позиция Москвы хоть как-то изменилась.

Могут ли они договориться. Вряд ли. Вопрос границы слишком важен для обеих сторон, чтобы они решали его технически, а не политически. А политическое решение невозможно до тех пор, пока Украина исходит из того, что ДНР и ЛНР существуют только благодаря российской поддержке, а Россия — что украинская власть немедленно уничтожит самопровозглашенные республики, если оставить их один на один с ней.

Обмен пленными

Чего хочет Зеленский. Первый обмен пленными при Зеленском состоялся 7 сентября. Он прошел по схеме «35 на 35». Россия освободила украинских моряков, задержанных в Керченском проливе, а также режиссера Олега Сенцова, приговоренного к 20 годам колонии по обвинению в терроризме. Украинская сторона среди прочих освободила главного редактора «РИА Новости Украина» Кирилла Вышинского и Владимира Цемаха, которого называют ключевым свидетелем по делу о крушении малайзийского «Боинга» под Донецком. Сейчас, по данным украинских властей, 113 украинцев удерживаются в России, еще несколько сот человек — на территории ДНР и ЛНР. Точное число россиян, а также сепаратистов, находящихся в украинских тюрьмах, неизвестно, но доходить оно может до тысячи человек. Украинские власти выступают против формулы «всех на всех», считая, что в таком случае в списках на обмен могут оказаться «криминальные авторитеты», которые на самом деле не имеют отношения к конфликту в Донбассе.

Чего хочет Путин. Дмитрий Песков ранее говорил, что Россия выступает за обмен «всех на всех», однако это как раз детали, которые президенты двух стран могут согласовать, чтобы не возвращаться с переговоров вообще без каких-либо результатов.

Смогут ли они договориться. Скорее всего, да.

Транзит газа

Чего хочет Зеленский. Тема газовых поставок формально не подпадает под «нормандский формат», заточенный под урегулирование конфликта в Донбассе, но западная пресса почти не сомневается, что она будет обсуждаться на переговорах. В конце 2019 года заканчивается контракт «Газпрома» на транзит газа в Европу через украинскую газотранспортную сеть. Транзит газа приносит Украине около трех миллиардов долларов в год, и Киев хочет добиться нового десятилетнего контракта. Подписание долгосрочного соглашения назвал приоритетом Зеленский.

Долгосрочный контракт важен для Украины с учетом скорого ввода в эксплуатацию газопровода «Северный поток-2», который пройдет по дну Балтийского моря в Германию, а в перспективе также «Турецкого потока». После начала их работы Россия теоретически сможет поставлять весь газ в Европу в обход Украины. Если верить российской стороне, это может угрожать не только бюджету Украины, но и ее энергетике. Уже несколько лет Киев закупает газ не напрямую у «Газпрома», а перекупает его же у европейских стран. Но идет этот газ по трубе через территорию Украины и частично остается на ее территории. Путин утверждает, что пустить его в обратном направлении не получится: то есть, если не будет транзита, не будет газа и у самой Украины.

Чего хочет Путин. За несколько дней до встречи с Зеленским Путин заявил, что строительство «Северного потока-2» не означает, что Россия намерена прекратить транзит через территорию Украины. Пока «Газпром» предложил Украине продлить действующее соглашение или же подписать новый однолетний контракт, отказавшись «от всех взаимных претензий в международном арбитраже и прекращение всех судебных разбирательств». Речь, прежде всего, идет о судебном разбирательстве в Стокгольмском арбитраже, где украинская компания «Нафтогаз» уже выиграла у «Газпрома» около двух с половиной миллиардов долларов, а потом подала иск еще на 12 миллиардов — в связи со строительством обходных путей и отказом от выполнения обязательств по транзиту. Неисполнение обязательств по этому иску грозит «Газпрому» аресту счетов и имущества в Европе. Кроме того, российская компания предлагает Украине возобновить прямые закупки газа у нее по сниженным ценам.

Смогут ли они договориться. В вопросе о газовом транзите договоренность более реальна, чем во многих других — и не так политически рискованна. Позиция Украины достаточно сильна: если верить властям этой страны, она уже располагает достаточными запасами газа, чтобы пережить зиму. Прекращение транзита в таком случае может ударить, скорее, по репутации «Газпрома» как надежного поставщика для европейских потребителей — особенно с учетом того, что «Северный поток-2», вероятнее всего, не заработает на полную мощность к началу 2020 года, сроку окончания контракта с Украиной. К тому же отказ от украинской газотранспортной системы грозит «Газпрому» новыми исками, связанными с особенностями европейского антимонопольного законодательства. Наконец, остается вероятность, что США введут санкции против компаний, строящих и эксплуатирующих «Северный поток-2», а это может оттянуть его ввод в действие на неопределенный срок.

Статус Крыма

Чего хочет Зеленский. Защищая необходимость провести личные переговоры с Путиным, президент Украины говорил, что «нормандский формат» дает возможность вернуть вопрос Крыма «хотя бы в обсуждение». За несколько дней до встречи в Париже он заявил, что собирается спросить у лидеров других стран, возможны ли российско-украинские переговоры о судьбе полуострова с США в качестве посредника.

Чего хочет Путин. На вопрос Зеленского о возможности таких переговоров за Путина уже ответил Песков, который сказал, что «какое-либо обсуждение темы Крыма невозможно» и «никакой здесь нет разницы, в каком формате ставить этот вопрос». Едва ли президент Украины услышит что-то еще.

Могут ли они договориться. Нет.

Если Путин и Зеленский, скорее всего, ни о чем значимом не договорятся, зачем им это все?

Зачем это Зеленскому. Президенту Украины важно показать согражданам, что, в отличие от своего предшественника Петра Порошенко, он готов использовать все доступные и в то же время реалистичные методы, как минимум, для снижения напряженности и облегчения гуманитарной ситуации — иными словами, прямой диалог с Москвой. Это было частью его предвыборной программы. При этом Зеленский должен продемонстрировать и то, что диалог не означает капитуляцию, в готовности к которой его обвиняют оппоненты внутри Украины. Если он приедет из Парижа с договоренностью об обмене пленными и прекращении огня, а также обещанием дальнейших переговоров, то сможет говорить о собственном успехе.

Перед переговорами Зеленский говорил, что украинские войска должны быть готовы к любому развитию событий. Еще раньше он отмечал, что у него есть «план Б» на тот случай, если мирное урегулирование окажется невозможным. Детали не сообщались, но президент Украины дал понять, что в таком случае власти страны постараются обеспечить всем, кто «чувствует себя украинцем», возможность уехать из ДНР и ЛНР. Что станет с территориями республик, неясно, но украинские и западные эксперты все активнее обсуждают возможность разделения страны по модели Кипра. На острове с преимущественно греческим населением в 1974 году произошел военный переворот, в ответ на который Турция начала вторжение и провозгласила независимую Турецкую республику Северного Кипра. Не найдя возможностей сосуществования, два государственных образования на несколько десятилетий закрыли границу друг с другом. По мнению политологов, в аналогичном случае Украина сможет продолжить европейскую интеграцию (как сделала греческая Республика Кипр), а ответственность за Донбасс переложит на Москву.

Правда, это противоречило бы программе самого Зеленского и стало бы фактически продолжением политики Порошенко. С другой стороны, переговоры в Париже (и, возможно, более поздние) могли бы доказать, что Зеленский хотя бы попытался.

Зачем это Путину. Мотивацию Путина понять сложнее, учитывая, что последние несколько лет Москва не предпринимала никаких шагов для того, чтобы урегулировать ситуацию. Это создает впечатление, что российскую власть в принципе устраивает замороженный конфликт, который служит источником постоянной нестабильности Украины и позволяет косвенно влиять на политическую обстановку в этой стране.

Попытки разобраться, так это или нет и, если да, то зачем Путин едет в Париж, упираются в закрытость российской системы принятия политических решений. Российские эксперты, близкие к Кремлю, говорят о том, что главная цель президента России — не в договоренностях с Зеленским, а в том, чтобы убедить двух других участников «нормандской четверки», Меркель и Макрона, в собственной миролюбивости, а значит способности к тому «стратегическому диалогу», о необходимости которого заговорил президент Франции. Момент для Путина благоприятный не только благодаря новой риторике Макрона, но и потому что Германия, не изменяя формально жесткой линии, активно продвигается к завершению строительства «Северного потока-2». Как отмечает журнал Time, который вынес фото Зеленского на обложку, нынешний украинский президент, в отличие от Порошенко, не может рассчитывать на однозначную поддержку западных стран — особенно на фоне его собственных нелестных высказываний в адрес европейских лидеров в разговоре с Дональдом Трампом. В Париже у Путина будет шанс показать себя более удобным и выгодным партнером, тем самым еще более усложнив ситуацию для Зеленского. Правда, для этого ему нужно будет согласиться хотя бы на сколько-нибудь значимые уступки.

Как отмечают эксперты американского Центра стратегических и международных исследований (CSIS), конечная цель Путина — добиться снятия санкций против России. С одной стороны, российская экономика определенным образом адаптировалась к жизни в санкционным режиме. С другой, близкие к нулевым темпы роста в сочетании с ростом протестных настроений говорят о том, что ситуация может быть не настолько стабильной, как кажется, и восстановление нормальных внешнеэкономических отношений совершенно не помешало бы российской власти.

Наконец, по мнению экспертов того же CSIS, если Путин действительно хочет добиться реинтеграции Донбасса в состав Украины (естественно, сохранив влияние на регион), сейчас для этого самый благоприятный момент. Пока что Зеленский контролирует всю украинскую систему власти благодаря большинству в Верховной Раде и может провести через нее необходимые законодательные изменения. Но его рейтинг уже начал снижаться — и чем дальше, тем сложнее это будет сделать.

Добавить комментарий