22.2 C
Ташкент

Разбор интервью хокима Ташкента Джахонгира Артыкходжаева. «Я не бенефициар»: Почему к интервью хокима нужно относиться критически

Анализируем, что сказал градоначальник Ташкента и почему его ответы вызывают еще больше вопросов.

Не пропустите

Эта неделя богата разными инфоповодами среди медиа. Сначала Узбекистан устранил«технические неполадки», мешавшие читать иностранные СМИ.

А пока все обсуждали эту новость, произошло второе довольно любопытное событие: хоким Ташкента Джахонгир Артыкходжаев пришел на интервью к блогеру Кириллу Альтману.

С точки зрения медиа этот случай уникален — впервые политик появился в гостях у блогера, чтобы поговорить по-простому, по-свойски, без всякого официоза. Как это обычно бывает, мнения аудитории разделились.

Кто-то считает, что «хоким — красавчик», а кто-то оказался недоволен прозвучавшими к Артыкходжаеву вопросами. Однако, если оставить в стороне вопросы ведущего, ответы градоначальника порой вызывали недоумение и недопонимание со стороны аудитории.

Hook.report проанализировал весь выпуск программы Alter Ego и делится вопросами к озвученной информации.

Вопросы общего характера

──────────

Интервью начинается с того, что хоким
говорит, как не очень доволен своей работой, тем, что сделано, и все еще впереди.
Добавляет, что ему было сложно перейти от бизнеса к политике.

После этого Артыкходжаев перечисляет три вещи, которыми гордится. И первое — гордость за восстановленные и сохраненные парки столицы. Если к Дружбе народов и Голубым куполам вопросов нет, то с Ботаническим садом (1:37) сложнее. В прошлом году на территории сада прошло сразу несколько мероприятий — масштабный летний пикник, массовое празднование 9 Мая и презентация «Ташкент 500». Сразу же после первого мероприятия экологи забили тревогу.

Дело в том, что Ботанический сад — музей природы и научный объект, а значит, массовые праздники не совместимы с его предназначением. Об этом говорила Нина Штонда, кандидат биологических наук:

«Нужно прекратить проведение в Ботаническом саду городских праздников. Здесь можно ходить только по аллеям. Это единая экосистема, нельзя нарушать ее, лишать травяного покрова почву — она уплотнится и перестанет дышать.

В саду действовало неукоснительное правило: никаких машин на территории! Как можно было допустить в нем размещение военной техники? Пикники приносят в кассу деньги? Но разве купишь на них здоровье Ботанического сада? Много людей противопоказано саду, он начнет гибнуть. Никакими деньгами от билетов через несколько лет не возместить урона».

Несмотря на протесты экологов, Ботанический сад продолжил быть местом массовых мероприятий и праздников.

Следующий вопрос — получение квартир от государства. «Люди, которые годами ждали квартиры» — это отличная новость, как и то, что «50% потребности было удовлетворено» (2:05). Однако, если речь идет о новостройках в Сергели, а это пока самый массовый проект государства по расселению, то и тут не обошлось без прецедентов.

В ноябре прошлого года в редакцию Hook.report обратился один из жителей нового дома этого района с просьбой разобраться в странных ипотечных условиях — изначально квартиры выдавались под один процент с определенной заранее рассрочкой, а когда пошел процесс заселения, цены внезапно изменились.

Первоначальная цена была 2 841 170 сумов за квадратный метр. После первого взноса сумма изменилась до 3 981 000 сумов, а спустя еще какое-то время выросла до 4 338 967 сумов. Если рассматривать это как решение вопроса жилья для малоимущих семей, то решен он далеко не полностью.

Однако Джахонгир Артыкходжаев не уточнил, какое именно жилье и где получили жители Ташкента, поэтому мы не настаиваем на этой претензии.

Анализируем, что сказал градоначальник Ташкента и почему его ответы вызывают еще больше вопросов.

Далее разговор перетекает к критике и негативу в социальных сетях. Ведущий задает вопрос о том, как мэр справляется с негативом, на что тот говорит, что чувствует любовь народа. Звучат мысли о том, что негатив, который пишут о хокимияте, возможно, кто-то заказывает (3:40). «Я знаю, чувствую, это заказывают зарубежные СМИ, заказывают наши люди, которые заинтересованы, я не должен работать на этом месте».

Артыкходжаев сообщает, что многие хотят возвращения коррупции и именно поэтому пишут пасквили про него.

В социальной сети Facebook, в группах вроде «Снос — Ташкент» появляется много постов и комментариев, выражающих недовольство городской властью. В СМИ можно найти немало публикаций от предпринимателей, которые жалуются на действия мэрии. Из слов хокима можно сделать вывод, что все посты проплачены.

На 43-й минуте Артыкходжаев говорит, что
у него есть факты, доказывающие, что многие материалы о негативной реакции по
сносам — заказные статьи. Редакция Hook.report просит обнародовать эти факты и показать, что критика в
адрес хокимията была проплачена.

Если
следовать этой логике, то и этот материал проплачен. Правда,
Hook пока не знает,
кем.

Интересное,
но незаметное противоречие в интервью
— на 19-й минуте Джахонгир Артыкходжаев
говорит, что ему нравится общаться с людьми, потому что он реально решает
проблемы, пусть маленькие, но решает. Но чуть ранее, на 11-й минуте, он же
говорит, что в вопросах хокимията нужно избегать микроменеджмента, так как «60%
времени уходит на мелкие проблемы, и они дважды усложняют работу».

Следующее не менее интересное противоречие ждет на 22-й минуте: «Я иногда удивляюсь, большие чиновники просто так ссылают свою вину на своего заместителя, лишь бы остаться на своем месте. Дешево! Разве так можно? В любых проблемах виноват руководитель».

Можно вспомнить новость от 2 мая, когда первого замхокима Ташкента Шерзода Ходжизадаева снимают с должности из-за невыполнения задач по выделению кредитов молодым семьям.

Вопросы экономики

──────────

Пока хоким рассказывал о том, какой у него распорядок и почему госслужбы работают 24/7, Кирилл Альтман подошел к одному из самых громких вопросов — какая у мэра зарплата. В ответ Артыкходжаев назвал сумму, которую массово растиражировали СМИ — 3 200 000 сумов. Дальше последовал вопрос о том, какой должна быть зарплата госчиновника (9:35). И ответ: «В Узбекистане невозможно определить размер заработной платы чиновника… Не думаю, что чиновники работают из-за зарплаты».

Возьмем пример Сингапура, который за 40
лет из колонии-деревни третьего мира стал городом, занимающим 2-е место в мире
в рейтинге конкурентоспособности ВЭФ, 5-е место в рейтинге налоговых систем
мира, 2-е место в мире рейтинга городов с наибольшим количеством возможностей
от PWC, 3-е место в мире
по уровню восприятия коррупции и т. д. Это сложилось благодаря политической
воле лидера страны Ли Куан Ю:

«Одной из важнейших мер эффективного противодействия коррупции стало повышение зарплат чиновникам. «Они это заслужили своей порядочной и честной работой», — так рассуждал Ли Куан Ю. По мнению политика, если госслужащим не доплачивать, то вряд ли удастся избежать «утечки мозгов» в коммерческий сектор. Именно стабильная и обеспеченная власть — залог успешного управления страной.

Повышение достатка чиновников быстро дало о себе знать — на государственную службу перешли лучшие специалисты. А с наступлением бурного экономического подъема заработная плата чиновников стала расти пропорционально доходам частного сектора.

Дело в том, что Ли Куан Ю видоизменил традиционную схему доходов высших должностных лиц. Теперь пересмотр жалованья министров, судей и высших государственных служащих стал автоматически привязанным к сумме налогов на доходы, уплачиваемой частным сектором.

Формула зарплат чиновников, работающая до сих пор, выглядит так: уровень оклада госслужащего определялся как 2/3 дохода работника частного сектора сопоставимого ранга, отмеченного им в налоговой декларации».

Анализируем, что сказал градоначальник Ташкента и почему его ответы вызывают еще больше вопросов.

Один из самых важных вопросов — вопрос к 29-й минуте интервью, когда Джахонгир Артыкходжаев говорит, что больше не бенефициар группы компаний Akfa. И, возможно, это самый важный вопрос.

По данным Stat.uz, Артыкходжаев все еще стопроцентный учредитель ООО «J-UNITED GROUP», которому принадлежат такие бренды, как Dream city development, Akfa, Discover invest, Crafers. Также ему принадлежит OOO «TECHNO PROFIL», которое является частью Akfa.

Продолжая владеть бизнесом, градоначальник нарушает как минимум Закон «О государственной власти на местах», статью 21:

Хоким, его заместители, другие работники хокимията и должностные лица органов государственной власти на местах не могут занимать другую оплачиваемую должность.

Даже если учредитель — неоплачиваемая должность, она всё равно соотносится с предпринимательством. А согласно двум другим нормативно-правовым актам, ею запрещено заниматься работникам органов государственной власти и управления.

Несмотря на это, в январе этого года мэр Ташкента объявил:

«Я являюсь хокимом города и в настоящее
время не имею никакого отношения к бизнесу. Я оставил свои бывшие компании
другим людям, которые занимаются
бизнесом. Могу сказать, что мои старые
компании только помогают городу».

Однако, по данным Stat.uz, он продолжает
быть учредителем ООО «J-UNITED GROUP», тем самым получая доходы от группы
компаний Akfa. Конечно, можно утверждать, что данные государственного источника
не обновляются, однако редакция Hook.report прогнала через этот реестр
несколько других, совершенно новых компаний, и все данные были корректными.

Анализируем, что сказал градоначальник Ташкента и почему его ответы вызывают еще больше вопросов.
Анализируем, что сказал градоначальник Ташкента и почему его ответы вызывают еще больше вопросов.
J-UNITED GROUP
Анализируем, что сказал градоначальник Ташкента и почему его ответы вызывают еще больше вопросов.
TECHNO PROFIL
Анализируем, что сказал градоначальник Ташкента и почему его ответы вызывают еще больше вопросов.
Akfa medline
Анализируем, что сказал градоначальник Ташкента и почему его ответы вызывают еще больше вопросов.
Crafers
Анализируем, что сказал градоначальник Ташкента и почему его ответы вызывают еще больше вопросов.
Discover invest
Анализируем, что сказал градоначальник Ташкента и почему его ответы вызывают еще больше вопросов.
Akfa
Анализируем, что сказал градоначальник Ташкента и почему его ответы вызывают еще больше вопросов.
Dream city

Объясним, что значит «бенефициар» и чем
владение 100% общества с ограниченной ответственностью отличается от владения
долей в других мировых компаниях.

Бенефициар — лицо, получающее доходы от своего имущества, переданного в доверительное управление другому лицу, юридическому или физическому (при сдаче в аренду, наем), либо от использования своей собственности третьими лицами (например, при передаче акционером акций в пользование брокеру в целях получения максимальной прибыли, дивиденда). То есть подлинный владелец. В случае доверительной собственности — лицо, получающее доходы от траста.

Таким образом, кем бы ни был назначенный директор
или управляющий, бенефициаром остается хоким.

Анализируем, что сказал градоначальник Ташкента и почему его ответы вызывают еще больше вопросов.

Владение 100% фирмы, поставляющей стройматериалы, светильники и бытовую технику для госзаказов отличается от владения неголосующими акциями фирмы Apple, которые дают только долю в прибыли и не позволяют даже войти в офис.

Жилищные вопросы: кто виноват в сносах?

──────────

Одной из самых
важных тем интервью стал массовый снос домов в Ташкенте. На 37-й минуте
хоким говорит, что в ситуации со сносами
есть вина предпринимателей:
«Некоторые недобросовестные предприниматели,
пользуясь моим решением, заставили людей… Хотели заставить людей переселиться в
другое место, которое было неравномерным (неравноценным)».

Однако тут нельзя не вспомнить ПП №-5495
от 01.08.2018:

«Снос объектов при изъятии земельных участков
разрешается после полного возмещения рыночной стоимости недвижимого имущества и
убытков, причиненных собственникам в связи с таким изъятием.

Убытки, причиненные физическим и
юридическим лицам в результате вынесения незаконного решения, подлежат возмещению
государством, в первую очередь за счет внебюджетных средств соответствующих
государственных органов с последующим взысканием с виновного лица в регрессном
порядке».

А значит, хотелось хокимияту того или
нет, нельзя переложить ответственность за то, что происходит в городе, только
на бизнесменов.

Анализируем, что сказал градоначальник Ташкента и почему его ответы вызывают еще больше вопросов.

Следующий вопрос возник на 39-й минуте.
«Сносы, которыми занимался хокимият, все довольны, нет ни одного, кто остался
бы недовольным, я не видел ни одного
человека, который бы остался недоволен сносом хокимията».

Есть как минимум четыре прецедента, где жители были недовольны результатами сноса со стороны хокимията.

Например, жители дома 13 по улице Ниезбек, 7-й проезд. Снос нежилого помещения в пользу хокимията по решению хокима № 1310 от 7 сентября 2018 года. Компенсация не предоставлена, коммуникации отрезаны, хокимият на контакт не выходит.

Или ситуация, когда жителям дома № 78 по
набережной Анхора, снесенного в пользу хокимията, выдали квартиры в
новостройке, в которой до сих пор нет ни воды, ни газа. Этот дом снесен в
феврале 2019-го, жителей выселили с предоставлением компенсации на аренду в
размере 1 200 000 сумов в месяц. Стоимость аренды квартиры в этом районе
минимум в два раза больше. Можно вспомнить ПП №-5495, пункт 2:

«Снос жилых, производственных помещений,
иных строений и сооружений, принадлежащих физическим и юридическим лицам, при
изъятии земельных участков разрешается после
полного возмещения рыночной стоимости недвижимого имущества и убытков,
причиненных собственникам в связи с таким изъятием».

Еще один снос — дом Хикмата Зиядуллаева
в пользу хокимията 29 сентября 2018 года в махалле «Кохот» Шайхантохурского
района. Также вопросы по ПП №-5495: компенсация или равноценная квартира не
предоставлена ни на момент сноса, ни до сегодняшнего дня.

Или ситуация, о которой мы писали в начале этого месяца, — иностранная компания ARVAND TASHKENT STROY, потерявшая инвестиции в размере 30 000 000 долларов из-за действий хокимията в процессе изъятия ее территории.

Дальше по теме (43:17) идет высказывание мэра о хокимияте в целом: «Хокимият кормил многих людей, чиновников постоянно. Хокимият был самый слабым звеном в управлении». Здесь интересно то, что в новой версии хокимията, по утверждению Артыкходжаева, такому подходу больше нет места.

Но с 2012 по 2018 годы Рахмонбек Усманов занимал пост хокима Ташкента, а сейчас он занимает должность хокима Юнусабада. С 2005 по 2011 годы должность хокима занимал Тухтаев, сейчас он хоким Шайхантахура.

Если ранее хокимият Ташкента был слабым звеном, почему люди, возглавлявшие его, все еще занимают управляющие должности?

Анализируем, что сказал градоначальник Ташкента и почему его ответы вызывают еще больше вопросов.

Интересна и трактовка понятия «архитектурный памятник», прозвучавшая в интервью.
Ведь чтобы определить, относится ли тот или иной объект к архитектурному
наследию, нужно обладать знаниями в этом вопросе.

Человек, выносящий вердикт по вопросам архитектурного наследия, должен быть либо историком, либо архитектором. Мэр Ташкента, говорящий, что «Если зданию сто лет — это не архитектурный памятник» (48:00), должен быть как минимум искусствоведом, а как максимум — архитектором-реставратором со стажем. По этому утверждению выходит, что всей столице стоит опасаться за дворец Романовых — ему чуть больше ста лет, Юридический институт, старый корпус ТашМИ и многие другие здания начала прошлого века.

Вопрос дома № 45 как один из самых громких кейсов этого года тоже не обошли вниманием. Мэр города утверждает, что он не на стороне застройщиков и не на стороне жителей. Если бы «была его воля» (51:53), он бы снес дом и сделал на его месте парк при территории архитектурного памятника Минг Урик. Мэр предлагает спор о том, что при большей компенсации собственники жилья готовы забыть о том, что их дом — архитектурное наследие. Однако владелец квартиры в доме № 45 Влад Заманов, на которого подал в суд застройщик, считает иначе:

«Не все можно измерить деньгами. Минг
Урик и наследие Сваричевского не измерить долларами. Моя квартира бесценна. Это
было озвучено 1,5 года назад. Может, спросим дом № 45, а не будем собирать
сплетни?»

***

Конечно, в целом, оценивая это интервью,
нельзя еще раз не озвучить то, о чем мы говорили в самом начале. Выход
чиновника в личный блог — довольно большое событие для политической жизни
страны. За все время существования Узбекистана это первый кейс такого рода. Мы
не беремся оценивать шоу, однако редакции было бы интересно услышать ответы на
поставленные вопросы.

 

Дарина Солод, Ануширван Хатами | Hook.Report

Статьи по теме

Добавить комментарий

Последние новости