28 C
Ташкент
Домой Новости Узбекистана Тайная империя Джахангира Артыкходжаева: как активы Akfa и Artel прячутся в британских оффшорах

Тайная империя Джахангира Артыкходжаева: как активы Akfa и Artel прячутся в британских оффшорах

0
Тайная империя Джахангира Артыкходжаева: как активы Akfa и Artel прячутся в британских оффшорах

Британский журналист Кристиан Ласслетт опубликовал расследование о группе компаний Джахонгира Артыкходжаева (торговые марки Akfa, Artel и другие). Это материал о том, как группа AKFA/Artel  прячет прибыль в оффшорах, и при помощи государства значительно увеличила свою долю на рынке Узбекистана.

Мы публикуем перевод расследования от Hook.Report.


В последние годы идея о том, что Центральная Азия закрыта от внешнего мира все чаще опровергается. Напротив, с какими бы великими трудностями не сталкивались обычные люди, власть придержащие и олигархи являются жадными потребителями всех благ, законных и незаконных, которые может предложить глобализация.

Анонимные и фальшивые компании, имеющие номинальных директоров и акционеров, счета в оффшорных банках в секретной юрисдикции, «защита активов», «минимализация» и «оптимизация» налогов, управление инвестициями, накоплениями и имуществом — все эти услуги пользуются большим спросом и оказываются юристами, финансистами и консультантами, сделавшими свою карьеру на Западе.

Именно поэтому в новом цикле расследований «Power Briefs | Central Asia» использует анализ данных и искусственный интеллект, чтобы отследить «серые» схемы и выяснить побробности о владельцах и истинных бенефициарах имущества, которые иначе остались бы тайной.

В прошлых отчетах Power Briefs анализировалось возможное столкновение  интересов в Узбекистане, в стране, где бурно развивается бизнес, проходит приватизация и другие реформы.

В частности, в прошлых отчетах прояснилось, что компании, принадлежащие хокиму Ташкента Джахонгиру Атрыкходжаеву и его бизнес-партнёрам, извлекают выгоду от проектов по приватизации и строительству, начатых президентом Шавкатом Мирзиёевым.

Большинство этих компаний ведет свою деятельность под брендами Artel и Akfa, превратившихся в узбекских Samsung и Unilever.

Шавкат Мирзиеев и Джахонгир Артыкходжаев в Tashkent City
Шавкат Мирзиеев и Джахонгир Артыкходжаев в Tashkent City. Фото: пресс-служба президента

В очередном расследовании мы покажем, как компании, относящиеся к группе Artel-Akfa, пользуются слабым корпоративным режимом прозрачности в Великобритании, чтобы скрыть истинных владельцев и бенефициаров.

Это расследование о том, как группа Artel-Akfa, принадлежащая Джахонгиру Артыкходжаеву, при помощи государства значительно увеличила свою долю на рынке Узбекистана.

В нем выражается озабоченность тем, как зарегистрированные в Британии фирмы работают за границей, а также стандартами раскрытия информации в корпоративном секторе Великобритании.

«Эти данные свидетельствуют о том, что, несмотря на неоднократные предупреждения по поводу непрозрачности обществ с ограниченной ответственностью (Limited Liability Pertnerships) в Англии и Шотландии, ими продолжают пользоваться для утаивания настоящих владельцев бизнеса. На данный момент не принимается каких-либо серьезных мер по отношению к компаниям, которые не выполняют очень относительно простые действующие требования», — говорит член парламента и министр финансов теневого правительства (команда кандидатов в министры, сформированная оппозиционной партией в ожидании прихода к власти, прим. — ред.) Аннелиз Доддс.

Используя слабые стандарты корпоративной прозрачности и отчетности, иностранные компании могут успешно скрывать бенефициаров и владельцев в британских оффшорах.

Это позволяет уйти от уплаты налогов и занимать высокие государственные посты, несмотря на конфликт интересов.

Большой бизнес без активов

Корпоративные данные, разглашенные зарегистрированными в Британии товариществами, имеющими отношение к группе Artel-Akfa, показывают, что новые правила, требующие разглашения информации о подлинных владельцах, можно обойти.

Структура владения у группы Artel-Akfa достаточно сложная. Некоторыми компаниями владеет сам Джахонгир Артыкходжаев (по крайней мере, по состоянию на март текущего года). Владельцы акций других компаний группы его жена и двое партнеров — Аброр Ганиев и Исмоил Исроилов. Оба отказались отвечать на вопрос, подлинные ли они владельцы этих акций или же только номинальные.

Но мы видим, как зарегистрированные в Британии компании, не имеющие, согласно декларации, ни активов, ни доходов, владеют акциями группы Artel-Akfa  в Узбекистане или вносят большие инвестиции в эту страну.

К примеру, товарищество Dartlex Impex LLP, основанное в сентябре 2009 года. Это компания со значительной долей в экономике Узбекистана.

Хоким Ташкента Джахангир Артыкходжаев и президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев
Хоким Ташкента Джахангир Артыкходжаев и президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев

С момента регистрации Dartlex Impex владеет 95,7 процента акций группы Artel-Akfa через White Machine Technology LLC, созданную в Узбекистане в апреле 2011 года.

В объединенной компании, организованной в 2015 году в Навоийской свободной экономической зоне, Dartlex Impex упоминается в качестве британского партнера группы Artel-Akfa.

Пока в Узбекистане говорится о внесенных инвестициях на миллионы долларов, компания Dartlex Impex в своем финансовом отчете в Британии указала годовой доход в сумму 3 750 фунтов стерлингов. Это сумма, на которую не купишь даже подержанный автомобиль на вторичном рынке.

Компания выставила размер своих чистых активов как 37 694 фунтов стерлингов.

В финансовом отчете компании Dartlex Impex говорилось о стоматологе Али Мулайе, живущем в городке на окраине Брюсселя. Отмечается, что Мулайе подписывал такие же отчеты более ста компаниям, зарегистрированным в Британии.

Когда представители медиакомпании Buzzfeed отыскали Мулайе, он утверждал, что его обманули: «Я вообще не знаю, что это за компании, где они находятся и каким бизнесом занимаются».

В 2015 году еще одно общество с ограниченной ответственностью Wynex Innovation LLP сообщило о том, что возглавило совместное предприятие в Узбекистане и выделило этому предприятию, производящему мобильные телефоны под брендом Artel, инвестиции на сумму в два миллиона долларов.

В то время у Wynex Innovation не было активов, но была недостача в 419 фунтов стерлингов.

Недавно Wynex Innovation LLP  появился в качестве иностранного инвестора проекта Tashkent City.

Этот крупный проект на 1,3 миллиарда долларов полностью преображает центр столицы Узбекистана.

Tashkent City — партнерский проект государственно-частного сектора, который находится непосредственно в пределах полномочий хокима Ташкента Джахонгира Артыкходжаева. До того как стать главой города, он был директором этого проекта.

Wynex Innovation LLP  в Tashkent City выкупил долю 8,19 процента у High Land City LLC. High Land City LLC считается единственным инвестором проекта комплекса в 1-м лоте, состоящим из 1 180 квартир.

В отчетах Wynex Innovation за 2018 год говорится, что компания не получала прибыли, и недостача составила 1 500 фунтов стерлингов. По утверждениям компании, наличные деньги на счету составляют 300 фунтов стерлингов.

Согласно информации бизнес-реестра Узбекистана, самый крупный акционер (81,24 процента) High Land City — Исмоил Исроилов. В списке он отмечен в качестве менеджера компании Akfa Engineering and Management.

Согласно результатам проведенного в 2019 году расследования, Джахонгир Артыкходжаев является 100-процентным владельцем компании.

Снос жилого дома на территории Tashkent City фото Атхан Ахмедов Atkhan Akhmedov
Снос жилого дома на территории Tashkent City / фото: Атхан Ахмедов

Для того чтобы бдительные члены общества могли выявить нарушения закона и сообщить об этом, британские товарищества с ограниченной ответственностью (UK Limited Liability Partnerships) должны открыто публиковать свои финансовые данные и отчеты.

Однако перед ограниченными товариществами Британии (UK Limited Partnerships) эти требования не ставятся.

В последние годы особое внимание стали уделять товариществам с ограниченной ответственностью Шотландии (SLP).

Причина тому — скандалы, связанные с регистрируемыми юридическими лицами (согласно Transparency International, количество зарегистрированных юридических лиц с 2007 по 2016 год выросло на 430 процентов), и их причастность к непрозрачной деятельности по отмыванию денег.

«Эти формальные компании стали причиной расцвета хищений, взяточничества и организованных преступлений как легитимной системы» — говорится в отчетеTransparency International, подготовленном британским учреждением этой организации.

SLP не только ограничивают ответственность перед бизнес-партнерами, но и предлагают им маску, чтобы реальные имена владельцев не фигурировали в открытых документах.

Они считаются отдельными от своих партнеров юридическими лицами, в результате чего SLP могут заключать договора и открывать банковские счета. Настоящее положение делает их привлекательными для непрозрачной бизнес-деятельности.

Возьмем для примера два ограниченных товарищества Шотландии MacMerry Management LP и Grandes Investment Group LP.

Компания MacMerry Management LP имеет солидный портфель акций в Узбекистане: 78,73 процента в ООО Technic Globe, принадлежащем Artel; 50 процентов в ООО Quality Electronics, Factory of Technologies, Asia Electron и Next Generation Products. Компания через данные четырех фирм инвестирует в 1-й и 7-й лоты Tashkent City, состоящие из цикла жилых домов, торговых точек и гостиничных комплексов.

У Grandes Investment Group LP, зарегистрированной в январе 2017 года, 38.95%  доли в компании Craffers. Эта компания владеет Craffers вместе с Джахонгиром Артыкходжаевым, в рядах бизнес-партнеров числится и Аброр Ганиев.

Финансовой информации об этих SLP, вносящих инвестиции в Узбекистан, очень мало. Известно, что первичный капитал MacMerry Management LP — 50 фунтов стерлингов, что компанию вводил ее партнер Longford Solution Ltd с Сейшельских островов. Первичный капитал Grandes Investment Group LP  — 100 фунтов стерлингов, и ввел ее партнер компании Tormex Alliance, находящийся также на Сейшелах.

Хоть эти товарищества и ведут свою деятельность на территории Британии, общественность страны не может получить финансовой информации о них.

Когда речь идет о лицах, стоящих за Grandes Investment Group LP, ситуация еще больше осложняется.

24 октября 2017 года компания объявила подлинного владельца, или «главного контроллера». Согласно новому закону Британии о прозрачности, физические и юридические лица, контролирующие компанию или имеющие в ней больше 25 процентов акций, обязаны разглашать свои имена.

Однако спустя какое-то время «главный контроллер» (Grandes Investment Growth LP) объявил себя LP (Limited Partnership). А английские компании такого рода, согласно принятому в 2017 году новому порядку, — не регистрируемые юридические лица. Настоящие владельцы этих групп компаний или контролирующие компанию не обязаны разглашать имена.

Караван идет…

Законодательство Великобритании, вступившее в силу в 2017 году, предусматривает штраф, и даже уголовную ответственность, если зарегистрированное в стране юридическое лицо не сообщает о «контролирующем лице» в Регистрационную палату (Company House). Однако в апреле текущего года мы написали письмо в Регистрационную палату, где нам ответили, что ни одно SLP не было оштрафовано за невыполнение требования по этому пункту.

«Основная задача Регистрационной палаты заключается не в привлечении к уголовной ответственности SLP, а в обеспечении требований о «контролирующих лицах». Несмотря на это, палата тесно сотрудничает со Службой исполнения наказаний, Управлением по борьбе с мошенничеством и Финансовой прокуратурой в области возбуждения уголовных дел не подчинившихся требованиям компаний» — говорится в электронном письме, отправленном пресс-службой Company House изданию openDemocracy.

Агенты, занимающиеся работой таких юридических лиц, — важная составная часть этого процесса. Они, как и для группы компаний Akfa-Artel, предлагают зарубежным клиентам все виды услуг: помогают найти номинальных директоров или партнеров для компаний, открытие банковских счетов и в необходимых случаях контроль юридических лиц.

Мы выразили озабоченность Регистрационной палате относительно использования номинальных директоров в британских компаниях. В палате нам сказали, что в законе «О компаниях» нет пункта об отстранении с работы номинального директора.

Однако по информации Регистрационной палаты, правительство Британии предложило увеличить количество информации, требуемой от партнеров с ограниченной ответственностью и главных партнеров. В числе этих предложений есть и требование регистрации компании через управление по борьбе с отмыванием денега также предоставление годового отчета, показывающего действительное отношение зарегистрированного в Британии товарищества к этой стране.

Хоким (мэр) Ташкента Джахонгир Артыкходжаев на заседании Международного пресс-клуба
Хоким (мэр) Ташкента Джахонгир Артыкходжаев на заседании Международного пресс-клуба

Когда речь пошла об открытии счетов компании для товариществ с ограниченной ответственностью, Регистрационная палата сообщила следующее: «Если у нас будет информация, показывающая несоответствие указанного в открытых данных с действующим положением, мы свяжемся с LLP и отправим нужные запросы».

По словам консультанта по финансовым преступлениям Грэхема Барроу, Регистрационная палата выразила желание реформировать процесс регистрации и роль агентов, выполняющих эту работу. Представители палаты знают о том, какое «преступное сообщество, отмывающее деньги, быстрое и умное, и они действуют по ситуации».

«Угнетает то, что специалисты наподобие нас, занимающиеся разоблачением преступлений, снова и снова сталкиваются с одними и теми же именами, адресами и методами работы, но не могут не то, чтобы остановить, но даже ослабить их деятельность», — говорит Грэхем Барроу.

Общественность Узбекистана вынуждена следить за тем, как бизнес, получающий от государства значительные субсидии, работает в оффшорных компаниях Британии.

И все они входят в группу компаний, принадлежащих хокиму Ташкента.

Сегодня узбекская общественность и правозащитники хотят большей прозрачности. Люди до сих пор не могут прийти в себя от коррупционных скандалов, связанных с высокопоставленными государственными чиновниками, которые скрытно контролировали узбекские компании через оффшорные схемы.

Хоким и Akfa-Artel отказались комментировать вопросы издания openDemocracy, связанные с пользованием оффшорными компаниями. Представители компаний, упомянутых в этой статье, также отказались отвечать на наши вопросы.

Лишь администрация принадлежащего правительству Узбекистана Tashkent City на наш вопрос о том, почему информация об инвесторах проекта непрозрачная, ответила следующим образом:

«Что касается бенефициаров и ключевых заинтересованных сторон, стоящих за инвестором, мы хотим сказать, что законами «Об иностранных инвестициях», «О гарантиях и мерах защиты прав иностранных инвесторов» и «О гарантиях свободы предпринимательской деятельности» не предусмотрено разглашение данных сведений».

Добавить комментарий