13 C
Ташкент

Сажать людей в тюрьму за слова нельзя, считают в фонде поддержки масс-медиа

Не пропустите

Artel будет производить газовые счетчики (которые могут взорваться). Другие приборы ввозить в страну запрещено

ООО «TEXNOPARK» — компания, которая существует полтора месяца. Она напрямую связана с ташкентским хокимиятом и косвенно — с бизнесом хокима Джахонгира Артыкходжаева. В этом году ООО «TEXNOPARK» может получить госзаказ на производство нескольких миллионов газовых счетчиков, стоимость которых, возможно, ляжет на потребителей в виде «инвестиционной надбавки» за каждый кубометр. По миллиону дополнительных затрат на человека. При этом в страну уже несколько лет не пускают дешевые счетчики, а те, что все-таки устанавливают, быстро портятся из-за грязного газа.

Названы сроки поставки вертолетов Ми-35М в Узбекистан

Россия в течение двух лет поставит в Узбекистан 12 транспортно-боевых вертолетов Ми-35М

Ограничивается, но не запрещается, движение на велосипедах, а выходить из дома можно только за лекарствами, продуктами или на работу, — в Узбекистане ужесточается карантин

Покидать дома запрещается, кроме случаев крайней необходимости: покупки продуктов и лекарств в районе проживания, а также для выхода на работу. Ограничивается движение мото- и велотранспорта. У посетителей базаров и супермаркетов будут измерять температуру.

Под предлогом борьбы с коронавирусом силовики получили беспрецедентные полномочия

Согласно решению специальной комиссии по борьбе с коронавирусом, которое нигде не опубликовано, созданы специальные наблюдательные посты в каждой махалле, в Ташкенте развернуто более 60 блокпостов. Перекрыты 75 второстепенных дорог. Кроме того, теперь сотрудники милиции, нацгвардии и СЭН, имеют право изымать велосипеды, самокаты и скутеры, если гражданин не доказал обоснованность своего выезда на улицу. Фактически вводится презумпция виновности, а правозащитникам предлагают замолчать во имя всеобщего блага. Видимо, легитимизировать эти ограничения сложнее, чем заставить молчать общество. Официальные СМИ и "блогеры" обходят эту проблему стороной, а недовольство народа выливается в социальных сетях.

Журналистов и блогеров в Узбекистане не должны сажать в тюрьму за сказанные слова, заявил председатель попечительского совета Общественного фонда поддержки и развития национальных масс-медиа Комил Алламжонов в интервью проекту Ular.

Бывший глава Агентства информации и массовых коммуникаций прокомментировал сообщения в СМИ о том, что АИМК не удалось защитить блогеров Абдуфатто Нуритдинова и Нафосат Оллашукурову.

«Если журналист или блогер при получении информации или в своей деятельности сталкивается с давлением или несправедливостью, мы говорили, что защитим его, и это случалось. Но справедливость обеспечивает судебный орган», — отметил он

«В случае с Абдуфатто Нуритдиновым и ситуацией с Нафосат Оллашукуровой многие говорили, что АИМК не смогло защитить, когда выходило решение суда и назначалось наказание. Тогда как никто не имеет права вмешиваться в деятельность судов, даже АИМК. Суд — это высший орган, последняя инстанция. Если кто-то не согласен с решением суда, то есть следующие этапы: апелляция, кассация и другие. Здесь мы бессильны», — продолжил Алламжонов.

По его словам, агентство подняло вопрос перед правительством и президентом о смягчении уголовного наказания за клевету и ложную информацию.

«Мы объяснили, что это важно. Подняли идею, что журналистов и блогеров не нужно сажать за слова, сказанные в прессе. Это поддержал президент, в его указе и послании прозвучала жесткая позиция по этому вопросу. Сейчас соответствующие законопроекты проходят обсуждение и готовятся к утверждению. Не было сказано, что АИМК ничего не предприняло. АИМК увидело и поняло, что ситуации с клеветой, ложной информацией и оскорблением, связанные с возможным тюремным заключением, могут нанести серьезный урон этой сфере», — заявил Комил Алламжонов.

«Если [журналист или блогер] допускает ошибку, совершает что-то противозаконное, он должен понести соответствующее наказание. Будет неправильно, если совсем не будет наказания. Должны быть справедливость, наказание, порядок. Но за сказанное слово их не должны сажать… мы должны дойти до такого уровня, чтобы журналистов не сажали в тюрьму», — подчеркнул он.

Алламжонов также объяснил, почему государственный орган в лице АИМК занимается обеспечением свободы слова в Узбекистане.

«Да, [свобода слова] — это процесс, который должен формироваться сам по себе. Но государство должно создать свободную среду, государство должно открыть дорогу через совершенствование законодательства, государство должно обеспечить своевременное и качественное исполнение законов. Потому что все должно быть в рамках законов — это касается и журналистской деятельности и других», — сказал бывший глава агентства.

Статьи по теме

Добавить комментарий

Последние новости

Зять президента Узбекистана передал контроль над UzCard

Новым владельцем 51% в UzCard стал Национальный банк Узбекистана (НБУ)

В Узбекистане снимают карантин

По решению президента Узбекистана с 15 августа постепенно снимаются карантинные ограничения: разрешено движение автомобилей, возобновляется работа кафе, парикмахерских и гостиниц. С 20 августа смогут работать вещевые рынки и рынки стройматериалов, крупные магазины, спортивные залы, фитнес-клубы и бассейны.

Купание в Чарваке запретят

Очередная волна запретов в Узбекистане — МЧС предлагает запретить купание на Чарваке и эксплуатацию частных моторных лодок на этом водохранилище. Такого не было даже во времена правления Ислама Каримова. Почему вместо благоустройства территорий государство в очередной раз выбрало запрет объяснять не приходится - все, все понимают, ведь и Фейсбук в Узбекистане заблокирован, как бы чего не вышло...

К больным с подозрением на ковид выезжает скорая без защиты, а власти занимаются очковтирательством

«Не получили ни копейки» — сотрудник скорой рассказал, как сейчас работают врачи и фельдшеры скорой помощи и почему они могут опоздать. На днях скорой выделили 50 стареньких дамасов, но не за счет новых сотрудников. А за счет разделения фельдшера и врача с одной машины. То есть теперь они работают раздельно и один сотрудник выполняют работу за двоих.

Больницы Узбекистана переполнены. Власти организуют полевые госпитали в выставочных центрах и спортивных сооружениях

По статистике ВОЗ в Узбекистане должно быть 348 больничных коек на 100 000 населения. На момент публикации статистики это более 1 млн. коек в больницах Узбекистана. Как получилось так, что менее 8 тысяч активных случаев ковида привели систему здравоохранения к полному коллапсу? По официальным данным, количество диагностированных случаев ковида в Узбекистане по состоянию на 10:00 20 июля составляет 16966.