Опубликована подробная аудиозапись интервью хокима с журналистами Кун.уз

0
190
Артыкходжаев

Kun.uz опубликовала полную стенограммы беседы с хокимом. Далее приводим перевод этой беседы.

— То, что вы называете принудительным трудом – это хашар, это наши ценности! Мы потеряли наши ценности. С таким же успехом, службу родителям вы завтра назовете принудительным трудом. Даже собака чистит территорию, рядом со своим домиком. А мы не можем заставить жителей почистить даже свой подъезд.

Telegram

Журналисты ходят туда-сюда с микрофоном, говорят о принудительном труде. Мы же в детстве сами чистили снег, или я не прав? Сами красили двери! Чистили кладбища! Кто виновен в нагнетании обстановки сегодня? Виноваты те, кто среди нас, собачьи дети! Те, которым чужды ценности. Также как и в Англии или Америке, они научились нам порочить словами: Ты не имеешь права! Завтра они точно это скажут! Даже в религии сказано, зарабатывать на печали деньги …. Это культура. Сегодня этого нет. Не дай бог, если явится враг, между народом и правительством начнется война. Мне говорили, что бы я строил хорошие отношения с прессой. Один раз мои отношения хорошие, второй раз, третий раз…

Они пишут про мои заводы, называют их монополией, говорят, что Artel никуда не годится. Но если дать им 10 тыс. долларов, они начнут их хвалить с пометкой «на правах рекламы». Кто они такие? Они — твари последние! Они дети человека или дети собаки? Беспринципные, грязные бедолаги!

Я обычный человек, как и все другие. Проблем много. Мы переборщили со свободой слова. Также как и певцы, которые готовы петь любую песню. Вот например, турецкие сериалы, их стало очень много, сократили, правильно сделали. Переборщили. Мы должны отдавать отчет работе, которую делаем. Кем мы будем через 10 лет. Примет ли нас народ? Будет ли наш фундамент. Кто мы на самом деле! Есть ли польза от нас обществу?

Каждый человек перед богом будет отвечать сам.

Хоким также высказался по поводу ситуации вокруг хокима Алмазарского района. Он отметил, как хоким сутками района пашет, а все разом на него накинулись. Он стал объектом преследования.

— Если я приду к тебе домой с камерой, какова будет твоя реакция? У вас не было никаких документов, что бы снимать его, надо было хотя бы с точки зрения этики вежливо с ним поговорить, а не пихать камеру. Давай законно решим эту проблему, не будем публиковать запись в прессе, не будем привлекать народ. Будет то, что скажет суд. Ты согласен на это? Вот ты юрист. Согласен? Все будет в рамках закона. Не вмешивай народ. Если все, о чем мы разговариваем, останется между нами.

Голос за кадром обещает, что запись не будут обнародована.

— Если хочешь до конца, доведем до конца. Я обещаю, я не стану оказывать влияния ни на кого. Пусть все будет законно. Договорились? Если суд скажет, что виноват хоким, я его выгоню, если ты окажешься неправ, ты уйдешь с работы, за непрофессионализм. Договорились, согласен? Все, решили.

Я хочу видеть серьезные компании, серьезные СМИ, четкие СМИ, с четкими графиками и т.д. Все должно быть аккуратно. Я бы сравнил вас с такими псевдопецвами, как Божалар, или Шохруххон, которые поют под фанеру. Я уважаю профессиональных журналистов.

Добавить комментарий