18 C
Ташкент

«Если не взорвешь мост, я тебя посажу!» Как Ислам Каримов приказал взорвать «Мост Дружбы» с беженцами из Афганистана

Советник первого президента Узбекистана Исмаил Джурабеков рассказал о том, как Ислам Каримов приказал ему взорвать мост Хайратон через Амударью между Узбекистаном и Афганистаном.

Не пропустите

«Прописка — это дискриминация»

Министры и первый вице-спикер Законодательной палаты высказались о прописке после того, как президент поручил реформировать этот институт. Джамшид Кучкаров назвал мобильность людей одной из главных экономических категорий, а Акмаль Саидов заявил, что прописка — это дискриминация.

ГУБДД начало публиковать открытую статистику ДТП

ГУБДД МВД начало публиковать подробную статистику ДТП в Узбекистане в разрезе регионов и причин аварий. За первые 10 дней года в 107 ДТП погибли 35 человек и получили травмы 100.

Минюст рассказал, на каком основании в Узбекистане ограничиваются права человека и введен режим принудительного карантина

В министерстве юстиции подготовили ответы на вопросы по легитимности принимаемых мер по борьбе с распространением коронавирусной инфекции нового типа: почему не вводится чрезвычайное положение, насколько законны ограничения на передвижение людей, на каком основании изымаются телефоны, у тех, кто помещен на карантин, и т.д.

Советник Ислама Каримова Исмаил Джурабеков рассказал о том, как первый президент Узбекистана отдал ему невыполнимый приказ — очистить и взорвать мост Хайратон через Амударью, который связывает Узбекистан с Афганистаном. Repost публикует перевод этой статьи.

Ислам Каримов требовал взорвать мост, даже несмотря на то, что там находились беженцы из Афганистана.

Описываемая ситуация произошла в 1996 году, тогда узбекские власти в одностороннем порядке закрыли движение по мосту. Это было продиктовано соображениями безопасности и было связано с приходом к власти в Афганистане реакционного движения «Талибан».

Исмаил Джурабеков
Исмаил Джурабеков / Фото: Х. Пайдоев, «Народное слово»

Исмаил Джурабеков, возглавлявший государственную агропромышленную компанию в 1990 году, в 1994-1998 годах работал первым заместителем председателя Кабмина — министром сельского и водного хозяйства, а в 2000-2004 годах занимал должность государственного советника президента Узбекистана по вопросам сельского хозяйства.

Ислам Каримов позвал меня к себе и вкратце объяснил ситуацию, сложившуюся на мосту, которая соединяла Узбекистан и Афганистан. Он назначил меня руководителем специально созданной комиссии и приказал мне добраться до места происшествия и очистить мост от афганцев, немедленно взорвав его.

На тот момент я работал в должности первого заместителя председателя Кабинета Министров.

Этот мост был одним из самых больших и масштабных сооружений Советского Союза в Средней Азии, строительство которого длилось почти четыре года. Он был введен в эксплуатацию в 1974 году.

Мост был полон афганскими женщинами, мужчинами, стариками и детьми. Их было примерно около трех-четырех тысяч.

Они все требовали одно: Откройте нам границу! Мы хотим в Узбекистан! Позвольте нам жить в мире и согласии на узбекской земле! Безжалостная война, неизбежная опасность — она высушила нас.

Они стремились к нам, желая спастись. Мы хотели помочь им, но приказ был другим — нужно было очистить и взорвать мост. Я не знал что делать.

Через час мне позвонил президент и спросил: «Очистил мост? Ты его взорвал?». Я ответил, что сейчас ведутся переговоры, так как там есть люди. В ответ я услышал только: «Я не хочу ничего слышать! Ты взорвешь мост и точка!»

Не зная, что делать, я обратился к членам комиссии. Некоторые сказали, что нужно выполнить приказ президента. Но были и те, кто неоднократно подчеркивал, что это может плохо закончиться. Некоторые поддержали сохранение моста. Но это решение я должен был принять сам.

Тогда мне в голову пришла мысль поговорить с главарем боевиков. Я сказал, что если через полчаса они не уйдут подальше на  7 км от моста, мы начнем стрельбу из минометов. Некоторые побоялись и убежали, а некоторые остались.

Мне снова позвонил президент.

— Ты взорвал мост?
— Мы ведем переговоры.
— Я отправил тебя не на переговоры, а на предотвращение опасности, которая угрожает Узбекистану.
— Но, товарищ президент…
— Не перебивай меня! Если через полчаса мост не взорвется, я тебя посажу!
— Я хочу смягчить ситуацию, чтобы не было жертв.
— Я несу ответственность за судьбу страны. Говоря о толпе людей, я не могу поставить под угрозу жизнь всего народа. Ты это сам понимаешь?

Я не знал, что сказать. В это время боевики начали медленно отступать. Я хорошо понимал, что нельзя шутить с президентом. Я знал, что если я не выполню команду, то Ислам Каримов посадит меня или объявит меня предателем родины.

После того, как боевики отступили на указанное расстояние, тревога беженцев значительно упала. Я объяснил, что мы готовы предоставить им место и можем обеспечить продовольствием, но они должны остаться на своих собственных землях.

Только после этого афганцы вернулись обратно. Мы сразу же установили ограждения на трех точках моста: в начале, середине и в конце. Но кто-то рассказал эту ситуацию президенту. Президент не хотел меня слышать, ему было наплевать на то, что афганцы вернулись на родину. Он потребовал, чтобы я немедленно прилетел к нему.

Увидев в аэропорту четыре черных Волги, я был уверен, что меня отвезут в подвал Службы национальной безопасности.

Я не знал, что сказать, когда увидел президента в гневе. Тем не менее, прежде чем попасть в тюрьму, я показал чертежи и показал документы, об установлении прочных барьеров в трех местах моста, и то, что никто не может пройти туда.

Я нашел в себе силы подчеркнуть, что для молодого Узбекистана важен авторитет, и если бы мы взорвали мост, то мы бы потеряли престиж на международной арене.

Президент подошел ко мне и, положив руку мне на плечо, сказал: «Ты правильно сделал, не взорвав мост. Это очень хорошо!»

Статьи по теме

Добавить комментарий

Последние новости

Норма беспошлинного ввоза может быть снижена до 200 долларов в квартал. Это ударит по населению, но не по «серому» импорту

Под предлогом борьбы с теневой экономикой Минфин предлагает снизить норму беспошлинного ввоза товаров до 200 долларов в квартал. Заказать телефон из США уже невыгодно. Кто выиграет от этих пошлин? Только местные "производители", например, Artel.

Дональд Трамп заразился коронавирусом

Президент США Дональд Трамп сообщил, что вместе с первой леди — Меланией Трамп заразился коронавирусом. Об этом он написал в своем твиттере. Президент ушел на карантин.

Зять президента Узбекистана передал контроль над UzCard

Новым владельцем 51% в UzCard стал Национальный банк Узбекистана (НБУ)

В Узбекистане снимают карантин

По решению президента Узбекистана с 15 августа постепенно снимаются карантинные ограничения: разрешено движение автомобилей, возобновляется работа кафе, парикмахерских и гостиниц. С 20 августа смогут работать вещевые рынки и рынки стройматериалов, крупные магазины, спортивные залы, фитнес-клубы и бассейны.

Купание в Чарваке запретят

Очередная волна запретов в Узбекистане — МЧС предлагает запретить купание на Чарваке и эксплуатацию частных моторных лодок на этом водохранилище. Такого не было даже во времена правления Ислама Каримова. Почему вместо благоустройства территорий государство в очередной раз выбрало запрет объяснять не приходится - все, все понимают, ведь и Фейсбук в Узбекистане заблокирован, как бы чего не вышло...