34 C
Ташкент

Бывший региональный директор «Яндекса» Евгений Лукьянчиков назвал «налог на Google» digital-суицидом для Узбекистана

Не пропустите

Бывший региональный директор «Яндекса» в Узбекистане Евгений Лукьянчиков назвал планируемые налоговые изменения для IT-компаний, и, в частности, вводимый «налог на Google» digital-суицидом для страны.

«Я снимаю шляпу перед руководством Узбекистана и тому пути, который был проделан за последние годы в сфере экономики, свободы слова, туризма, снижения стоимости интернета, привлечения внешних инвестиций и много другого. До недавнего времени я руководил развитием digital бизнеса Яндекса в Узбекистане и один из немногих, кто понимает реальное положение дел в digital экономике страны», – написал он на своей странице в Facebook.

В отличие от многих областей развития Узбекистана, отметил Лукьянчиков, в цифровой экономике происходит последовательный digital-суицид и все пошло наперекосяк.

Этапы его развития такие:

1) Глупая блокировка whatsapp/skype в 2017

2) Блокировка youtube и facebook в прошлом году

3) Наконец необдуманный, очень преждевременный ввод «налога на google» в этом году

Евгений Лукьянчиков так охарактеризовал положение дел в digital в Узбекистане:

1) Блокировки WhatsApp привели к тому, что все население пересело в Telegram. Это очень сильный мессенджер, который начал собой вытеснять и блокировать развитие традиционного web. Все бы ничего, только весь остальной мир двигается в другом направлении. У Узбекистана наметился свой, сложный и уникальный путь. Без web и e-commerce.

2) Весь рынок digital экономики в стране я оцениваю в $9 млн. Это очень-очень мало для страны с 33 млн населением и потенциал развития огромный. Многие грабли можно перешагнуть, а Узбекистану шагать впереди планеты с голосовыми технологиями и мобильным интернетом.

3) В стране так и не появилось ни одного крупного игрока e-commerce (интернет торговля), так и web игрока в целом. Безумная популярность Telegram ломает все международные подходы для развития обоих. Местные предприниматели пытаются запускать e-commerce в Telegram, но он не для этого был создан и все стоят на одном месте. Программистов не хватает, все разъехались. Порно и e-commerce – двигатели интернета. Не призываю легализовать порно уважая культурные особенности, но призываю развивать e-commerce и интернет платежи всеми силам.

4) После блокировки youtube и facebook на 8 месяцев в прошлом году все интернет игроки напряглись и одновременно не поняли, что произошло.

«Пишу я этот пост, так как вчера мне написали из налоговой службы Узбекистана по поводу «Налога на Google», аналог принятого в РФ в прошлом году. Россия шла к этому 25 лет, Узбекистан за 2 года. Нормально? Я передал запрос, так как уже не в Яндексе, но сильно разочарован. «Налог на Google» – это когда отменяется международный договор о двойном налогообложении для стран, состоящих в договоре, где отменяется полностью или, определяются сферы, где необходимо открывать представительство или платить налоги внутри страны», – написал Лукьянчиков.

Он также опосредованно задал несколько вопросов к налоговой службе Узбекистана:

1) Вы оценивали масштаб дополнительной выгоды от своей деятельности? А риски? 20% от $9 млн выходит $1 800 000. Это если вы соберете налоги со всех участников, во что не верится.

2) Оценивали ли вы реальные инвестиции местных и международных компаний в развитие Digital? Много там кто заработал вообще, чтобы понести дополнительные расходы на организацию выплат или обслуживание представительства?

3) Вы действительно думаете, что Facebook и Google готовы на диалог, после того как их сервисы блокировали в стране на протяжении 8 месяцев и до недавнего времени? А историю с CDN Google все предпочитают забыть?

4) Давайте возьмем самого толстого и желанного игрока рынка – Google. Прикидываю, что они в стране зарабатывают $3-4 млн, 0,0001% их оборота. Организовать процесс перевода НДС, сверки, аналитики, назначения ответственного, выгрузки и загрузки отчетности, контроля – бесценно при таком раскладе, про представительство вообще молчу.

5) Законодательство Узбекистана готово к тому, чтобы международные публичные digital компании открывали представительства в стране и вели свой бизнес легально, не нарушая законодательство? Публичная – это когда выкуренный CEO косяк в студии роняет капитализацию компании на $1 млрд, не говоря про риски скандалов в юридическом поле.

Экономически это будет оправдано для них? Я считаю, что на данном этапе развития каждый заработанный доллар можно и нужно тратить, инвестируя в развитие сервисов, рост аудитории, а не в красивый офис в Tashkent city. Правда. Именно этим я и занимался, работая в Яндексе и вы знаете, чего нам удалось добиться за эти два года.

6) Как вы оцениваете, поспособствуют ли те дополнительно заработанные вами на НДС $150 000 (мой прогноз) развитию digital экономики, чтобы в следующем году они заработали и заплатили 300?

7) Что будет происходить дальше, когда традиционный web и e-commerce, не успев развиться, прибывают в нокауте после блокировок, а теперь еще добавляется «Налог на Google» для международных игроков? Что дальше? Блокировки? Это те самые компании, которые задают все тренды и строят digital экономику стран по всему миру. Держим в уме, что Telegram запустит собственную криптовалюту, а местные программисты уже начали писать сайты для Telegram на их новеньком движке, который только что был анонсирован.

«В общем, хотелось бы, чтобы Узбекистан через 10 лет стал Сингапуром в СНГ и надеюсь, что для этого появится стратегия развития. Предлагаю первый шаг: отмена НДС для любого digital бизнеса на 5 лет, чтобы открывали представительства без палки и с выгодой для бизнеса. Не собирать копейки с недоразвитого рынка, а торопиться наверстать упущенное, чтобы не остаться рыбатской деревней в современном мире», – заключил он.

Статьи по теме

Добавить комментарий

Последние новости